На натаске в Германии

(Фото: Инна Белима и Владимир Марц)

Чтобы было более понятно заинтересовавшемуся поездкой, немного предыстории.

30 июня 2011 года в немецком питомнике vom Engelshaim появились на свет 12 маленьких курцхаарят. Связавшись с владельцем питомника Евгением Белима, резервирую одну суку по имени Beauty vom Engelshaim (далее просто Бьюти). Когда щенкам исполнилось два месяца, поехал за своей красавицей. Находясь в питомнике, Евгений информирует меня о том, что весной будут проводиться испытания врождённых качеств молодых собак (Derby) и мы можем принять в них участие. Договорились, что для участия необходимо научить собаку минимуму команд, подаваемых голосом или свистком: «сидеть», «лежать», «ко мне», «даун», движение собаки в направлении вытянутой руки. Так же собака должна без сопротивления давать экспертам осматривать зубы и спокойно относиться к выстрелу (т.е. не должна убегать, прятаться или подбегать к хозяину).

Поездка за щенком, в питомнике "vom Engelsheim"...1

Поездка за щенком. В питомнике «vom Engelsheim»…

В начале сентября Бьюти приезжает из Германии в небольшой городок на Среднем Урале. В это время деревья начинают сбрасывать листву, желтеет трава. Побегать по зеленой травушке-муравушке, к сожалению, практически не удалось. В середине ноября лег постоянный снежный покров. Мы учим необходимые команды. Надо сказать, что не большой опыт воспитания собаки у меня имелся, но был очень давний и не в такой мере, как мне требовалось сейчас. Возникают проблемы с послушанием. Команду «даун» нам осилить так и не удалось. Одного из щенков нашего помета Евгений оставил у себя в питомнике, это тоже сука, по кличке Баффи. Получив от Евгения, в начале января 2012 года, фотографии нашей сестренки, вижу, что Бьюти значительно отстает от нее по физическому развитию. С этого момента большая часть времени направлена на физические нагрузки, что, в общем-то, дало свои результаты.

Наступил апрель. Снег в городе уже почти сошел, но в лесу, где у нас с Бьюти проходят занятия, по-прежнему лежит. Пора ехать на Derby. Чтобы максимально использовать время нахождения в Германии и лучше подготовиться к испытаниям, Евгений организовал учебу в одной из собачьих школ и участие в аналогичном Derby экзамене. Речь идет о VJP, открытом для участия всех пород легавых. Основное отличие VJP от Дерби — обязательный вид испытаний: работа по заячьему следу.

Итак, час икс настал, 14 апреля вылетаю в Германию. Прямого рейса из Екатеринбурга в Мюнхен нет. Перелет с одной пересадкой в Домодедово, промежуток между рейсами 3 часа. Приезжаю в аэропорт Кольцово, со мной бокс с собакой и сумки с вещами. Подходит время начала регистрации, и я узнаю, что мой рейс переносится с 13.40 на 19.40! Бегу с первого этажа на второй в представительство авиакомпании S7. Спешно объясняю ситуацию. Мне говорят, что заканчивается посадка на самолет другой авиакомпании, есть одно свободное место, но самолет летит не в Домодедово, а в Шереметьево и если я согласен, то они договорятся, чтоб я летел этим рейсом. Вокруг меня стоят несколько человек оказавшихся в такой же ситуации и согласных на такое предложение. Я всем, не задумываясь о последствиях, говорю, что билет мой и бегу к стойке регистрации. Захожу в самолет, за мной закрывают дверь, и мы летим в Шереметьево. Не много успокоившись, знакомлюсь с соседними пассажирами. Спрашиваю, как мне добраться из одного аэропорта в другой. Мне объясняют, что аэропорты находятся на диаметрально противоположных концах столицы, существует два способа переезда: на электричках и метро с несколькими пересадками и на такси, но возможны пробки. Выбираю такси. Скуление собаки, которая уже более 5 часов в боксе, три с половиной тысячи рублей таксисту, потраченные в пробках нервы и мы успеваем на посадку…

Ура, я в Германии! Прилетаем вечером. В общей сложности собака провела в боксе более 12 часов.

Меня встречает и оказывает всяческую помощь в проживании и передвижении по Германии мой друг детства Владимир.

На следующее утро 15 апреля в 7.30 приезжаю в охотничьи угодья станции по натаске собак «Jagdhundeschule Schmuttertal», где будет происходить трехдневная натаска скорее меня, нежели собаки. Устраиваюсь в отеле, где будут проживать и другие участники. Кроме нас с Бьюти обучение будут проходить еще 4 владельца с собаками питомника «vom Engelsheim», в том числе и сам заводчик Евгений Белима. Все собаки из одного помета, натаска была организована исключительно для собак питомника Евгения. В 8.00 первый сбор и знакомство за чашкой горячего кофе. Преодолеть языковый барьер мне помогает супруга Евгения — Инна. Инне я премного благодарен за терпение и вызванные неудобства. Впрочем, также как и самому Евгению, который потратил уйму своего времени на организацию мероприятий.

Владелец станции и натасчик Петер Пахингер рассказывает, чем мы будем заниматься ближайшие 3 дня, как поступать в определенных обстоятельствах и чего мы должны достичь к концу обучения. После этого мы садимся в машины и едем в поле. После высадки из машины, первая неприятность — кобель Барон так сильно рванул за поводок, что владелица падает и повреждает себе руку в районе запястья. Позднее выяснится, что у женщины перелом со смещением и необходима операция. Хо

зяйка Барона и сам Барон выбывают из обучения. Для оценки собак инструктор предлагает запустить по очереди каждую собаку в поиск челноком. Владелец движется по полю зигзагообразно и вытянутой рукой указывает собаке направление движения.

Интересен запах каждой травинки.

Интересен запах каждой травинки.

Собаки работают по разному: какая-то сразу работает широко до 100 метров в каждую сторону, какая-то не дальше 10-20 метров. Наблюдая за Бьюти, начинаю понимать, что собака «не в своей тарелке». Наверное, этому есть объяснение. Ведь еще вчера она была в избавляющемся от снега Урале, а сегодня в 30 сантиметровой траве под палящим солнцем. Ее интересует запах каждой травинки, привлекают внимание, впервые увиденные бабочки… Инструктор делает выводы о подготовке и состоянии собак. После обеда, переходим на второе поле. Собаки начинают работать шире, глубже уходить в поле. Получаю первые рекомендации от эксперта: необходимо разговаривать с собакой, не мешать, если она нашла какой-то запах, дать ей самостоятельно поработать, постараться исключить подачу команд свистком, использовать его только в крайних случаях, когда собака ушла далеко и в ненужном направлении. Переезжаем на третье поле. Инструктор предупреждает, что здесь возможна встреча с дичью. Каждая собака работает на своем участке поля. Когда подходит очередь, так же как на предыдущих полях, пускаю Бьюти в поиск. Первая встреча с дичью! Стойки не было, собака погналась за птицей. Инструктор привязывает собаку на длинный корд. Дальше движемся вместе. Бьюти возбуждена и тянет за корд. Инструктор просит успокоить и замедлить движение собаки голосом, сам в это время придерживает ход собаки при помощи корда. Получилось! Собака встала в непродолжительную стойку! Меня поздравляют и говорят, что для первого раза этого вполне достаточно. Еще у двух собак ситуация со стойкой была аналогичной.

В отличие от нас Баффи Евгения самостоятельно встала в «мертвую» стойку. Собаку пришлось уносить на руках. Евгений сразу предупреждает: «На меня внимание не обращать! Моя собака к экзаменам уже готова и здесь я только за компанию». Первый день учебы подошел к концу.

Второй день был похож на первый. Занимались тем же самым: широкий свободный поиск, закрепление стойки. Изобилие пернатой дичи позволяло легко этим заниматься. В основном попадались перепела и куропатки. Отработав одно поле, переезжали на другое. И так целый день. Замечаю зажатость своей собаки, угнетенное состояние. Похоже на стресс. Появляется перхоть (признак стресса собаки).

День третий. Программа дня — работа по зайцу. Угодья, в которых проходила подготовка — одни из самых богатых зайцами. Как и в предыдущие дни участвует 4 собаки. Встаем на кромке поля в шеренгу метров через 30-40 друг от друга: 4 владельца с собаками и еще 3 человека-загонщика. Идем линией.

В поиске зайца шли шеренгой.

В поиске зайца шли шеренгой.

При подъеме зайца инструктор называл участника, которому разрешалось пускать собаку в преследование. На первом этапе пускали по видимому зайцу, чтобы собака вошла в азарт, поняла — чего от нее хотят. Остальным собакам давали смотреть, как работает выбранная. Таким образом, каждая собака отработала по 3 зайца. На втором этапе, при подъеме зайца, требовалось закрыть собаке глаза, запомнить место лежки и направление движения зайца. Задача эта не из легких. Особенно, если заяц поднимался в нескольких десятках метров левее или правее тебя. Возбуждение Бьюти было настолько велико, что сложным было не только закрыть ей глаза, но и просто удержать на веревке (специальное устройство для быстрого пуска собаки по следу).

 Требовалось, с разрешения инструктора, владельцу подвести собаку к следу зайца в 5-6 метрах от места лежки, пробежать с ней до 30 метров и отпустить её. Собака отрабатывает зайца столько сколько может. Растояние в метрах на оценку не влияют. На оценку влияет трудность следа: погодные условия – дождь, сильный ветер, жара, засуха. А так же сложность месности: пашня, высокая трава, заросли и т.д. Оценка завышается если собака отработала по различной местности: с пашни перешла на луг, с луга через асфальтовую дорогу ушла работать в заросли. Помогать собаке командами во время работы по следу не допускается. Если собака гонит зайца с голосом, это отмечается, и на экзамене VJP за это можно получить «подтверждение голоса». За день каждая собака отработала порядка 8 зайцев. Успехи у собак разные. Весь день палило солнце. Лицо сгорело. Моя собака «сварилась» к обеду, по следу не шла, возбудилась до предела, командам не подчинялась, висла на веревке, хрипела и задыхалась… По всей видимости, это были последствия смены климата, высшей степени азарта. Как позднее выяснилось, была и еще одна причина — вечером у собаки началась первая течка… К вечеру «сварились» и те собаки, у которых в течение дня были одни успехи, даже они отказывались идти по следу. Работа продолжалась с 9.00 до 17.30. Хотя зайцы еще были, дальнейшие занятия не имели смысла, и мы поехали в гостиницу. Итоги дня таковы. Все собаки хотя бы один раз отработали зайца с голосом. Бьюти отработала 1 раз видимого зайца хорошо, далеко и с голосом. В остальных случаях нам сопутствовала неудача: или я запинался и падал при пуске собаки, или подзывал ее раньше времени, когда след собакой был еще не отработан (для меня тоже было все в первый раз), или Бьюти, при гоньбе, со всей скорости налетала на забор из колючей проволоки, или она просто не хотела идти по следу…

Натаска была организована исключительно для собак питомника Евгения.

Натаска была организована исключительно для собак питомника Евгения.

Вечером 17 апреля в ресторане, за чашечкой кофе участникам выдали свидетельства об окончании курсов.
Следующий этап – сдача экзамена «VJP»…

Комментарии запрещены.